проект редакція часопис посилання контакти





3 (13) 2007 липень - вересень
СПЕЦВИПУСК “ПОЛЬЩА–УКРАЇНА” – “КРАКІВ–СІЧЕСЛАВ”

Зміст номера

Колонка головного редактора
СЛОВО БЕЗ КОРДОНІВ
Перекину кладку
Молодіє муза
Поезія
Творча спадщіна
Літературознавство
Наука
Дитяча література
Огляди, рецензії, полеміка
Історія краю
Публіцистика
Через терни до зірок
Скарби рідної мови
Січеслав сміється
Мистецтво
Театр
Музика
Поезія


Олександр РАТНЕР

Народився 10 жовтня 1947 р. в м. Дніпропетровську. Закінчив Дніпропетровський металургійний інститут. Кандидат технічних наук. Підприємець. Член правління Дніпропетровської обласної організації НСПУ.
Поет, перекладач. Автор двадцяти книг поезій і перекладів, серед яких «Сила обновления», «Заботы души», «Через таможни лет», «Избранное», «Тристапарк» (для дітей), «Два креста» та ін. Переклав з української на російську твори І. Франка, Лесі Українки, Д. Павличка, М. Шашкевича, А. Бортняка та ін.
Лауреат премії ім. Д. Кедріна. Меценат книг багатьох авторів.
Мешкає постійно у Дніпропетровську.

ЛЮБЛЮ ЛИ Я ТЕБЯ...

* * *
На протяженье нашего пути,
Всегда, во всем и вся неповторима,
Ты повторяешь каждый день почти
Вопрос, люблю ли я тебя, Марина.

Я отвечаю честно каждый раз,
Что да, люблю, конечно же, и очень.
Жаль только, что в глазах моих сейчас
Не лето видишь ты уже, а осень.

Ну, с осенью я палку перегнул –
В моих глазах еще пока что лето,
Его безумство и его разгул,
А осень вдалеке блуждает где-то.

Со временем становится ясней,
Что у тебя, как неба дарованье,
Имеется большое сходство с ней –
Ты, как она, очей очарованье.

И я на твой вопрос даю ответ,
Хоть сразу сердце что-то защемило:
Моей любви на много хватит лет,
Вот только б лет мне на любовь хватило.
* * *
Екатерине

Дочурка, дочка, доченька моя,
Нас окружает страшный мир, в котором
О встрече забываем ты и я,
Спасаясь телефонным разговором.
Неделями не видимся с тобой,
Покорно ритму жизни потакая.
Не верится, хоть я полуседой,
Что у меня ты взрослая такая.
Что и сама уже имеешь дочь –
Она, кровинка наша, привереда
И куколка, похожая точь-в-точь
На маму, ну, а значит, и на деда.
Не только внешне схожи мы теперь.
Бывает – ты сама об этом знаешь –
Что кровь моя безумствует в тебе,
И ты меня невольно повторяешь.
Я мало посвятил тебе стихов.
Но их непоявленье возмещаю
Тем, что всего себя, до потрохов,
Я посвятил тебе и посвящаю.
Хотя не собираюсь я стареть,
Однажды старость, как волна, накатит.
Но я любил, люблю и буду впредь
Любить тебя, насколько сердца хватит.


* * *
Мгла, как тысячи бабочек черных, порхает,
Приглашая пиратов собой на разбой.
Море силой глубин влажный ветер вдыхает,
Выдыхая волну, выдувая прибой.

Проступает вдали гордых гор вереница,
Друг за другом хребты их бредут, как слоны,
И вечернего неба тускнеет страница
С золотою и круглой печатью луны.

* * *
От жары добавляется тягот,
И прохлада ценнее вдвойне.
Вот и сад – царство огненных ягод,
Точно чудо, мерещится мне.

Но к чему разговоры о чуде,
Если кажется, будто стучат
Пять сердечек клубники на блюде
И смородиной кровоточат.


* * *
Дыхание старости чувствую я,
Из зрелости к ней переброшены трапы.
Ах, как бы вернуться на круги своя,
Ну, если не в детство, то в юность хотя бы.

А старость крадется, почти как змея,
Шипя, что уже я не стану моложе.
Ах, как бы вернуться на круги своя,
Ну, если не в юность, то в молодость все же.

Сбежать бы от лет, но в какие края?
Везде чередуются жизни этапы.
Ах, как бы вернуться на круги своя,
Ну, если не в молодость, в зрелость хотя бы.

Мне старость предскажет конец бытия
И смутно пределы свои обозначит.
Ах, как бы вернуться на круги своя,
Ну, если не в зрелость, то некуда, значит.

И все же, хоть сброшена лет чешуя,
Использует старость последнее средство –
Однажды вернуться на круги своя,
Точнее на круг под названием детство.

* * *
В телефоне молодыми голосами
Мы столкнулись, словно кони головами*.
Дмитро Павлычко

Тесен мир, непредсказуем, точно тайна,
И беседа наша вовсе не случайна,
К ней годами шли мы разными путями,
Пробиваясь кулаками и локтями.

Голоса непостаревшие вернули
В детство нас, как будто мы в него нырнули.
Ты откуда, неужели с небосклона?
Я почти целую трубку телефона.

Боже, сколько мы не видели друг друга?!
Я не знал, что потеряла ты супруга.
О моих потерях тоже ты не знала,
А ведь было, к сожаленью, их немало.

Все, что было, всех, кто были, вспоминаем,
Добрым словом поминаем, понимаем,
Что не знаем, сколь лет нам жить осталось,
Потому что впереди маячит старость.

А потом, согласно жизненным наукам,
От сочувствий переходим к детям, внукам,
И хотя они пока на нашей шее,
Голоса у нас становятся теплее.

Очень жаль, что разговор не бесконечен,
Поделиться нам пока что больше нечем,
Никуда и от прощания не деться.
Как не хочется выныривать из детства!

*Перевод с украинского А.Ратнера


* * *
Жара небывалая…

Я с трудом передвигаю
тонущие в асфальте ноги;
встречная толпа обтекает меня
и обжигает раскаленными телами,
которые вспотели
и уже частично перешли
в жидкое состояние,
кажется, еще немного,
и они начнут испаряться,
превращаясь в газ.

Все стремятся в тень,
которой на всех не хватает;
более предприимчивые
занимают места в тени
и уступают их за деньги;
одному толстяку
пришлось купить
сразу два места,
а другой мужчина,
чтобы сэкономить,
посадил сына себе на плечи.

Солнце разлилось по улицам,
как тысячи плавок стали;
по всему городу
мужчины стоят в позах горнистов
и прямо из бутылок пьют пиво;
отличаются от горнистов
они только тем,
что горнисты дуют в горны из себя,
а мужчины дуют из бутылок в себя.

Дети плещутся в фонтанах,
исполняя фонтанцы;
колеса машин
проваливаются в шоссе:
в общественном транспорте
пассажиры прилипают
друг к другу,
и некоторым это нравится,
не нравится только, когда к ним
прилипает кондуктор.

По лицам женщин
разноцветными струйками
стекает косметика;
судя по их одеждам,
они перепутали улицы с пляжем;
их массовая нагота
не возбуждает, а утомляет.

Но самое главное –
на митингующих площадях
от солнца выгорели
тысячи флагов всех партий,
они стали одного цвета,
и создалось впечатление,
что народ наш
наконец-то объединился –
солнце сделало то,
чего не смог сделать
ни один политик.

Жара небывалая…

* * *

День июльский. Двадцать первый. Жаркий.
День рожденья, мама, твоего.
Мне не нужно думать о подарке –
Не дарю сегодня ничего.

Покупаю лишь цветы живые
И, ломая стебли, как в бреду,
Их тебе не лично, а впервые
На плиту надгробную кладу –

Прямо на свое четверостишье,
Выбитое наискось на ней.
Никого поблизости. Затишье.
Царство крон и царствие корней.

Стопка водки выпита до грамма.
По спине крадется зной, знобя,
Потому что твой сегодня, мама,
Первый день рожденья без тебя.

Дніпропетровськ
Сергій АНДРЕЄВ

Народився 5 серпня 1952 р. у м. Дніпропетровську. Закінчив фізичний факультет Дніпропетровського державного університету. Старший науковий співробітник Інституту геотехнічної механіки НАН України. Кандидат технічних наук.
Поет. Автор збірок: «Счастливая примета», «Зрячее слово», «Одинокая толпа», «Снижение снега», «Вода с отпечатками пальцев».

Время по Цельсию


* * *
Руку на сердце положа,
А для верности – сердце на руку,
И ослабив узел на галстуке,
Чтоб дышала легче душа,
Постигаю себя изнутри
До пределов изнеможенья,
Где извне отраженный тенью,
Тела внутренний мир незрим:
То же сердце стучит в темноте,
Чтобы мы любовались светом –
Самой на этом свете светлой
Из сложивших его мастей,
Ибо жизнью движет контраст…
В мире внутреннем пряча корни,
Внешний мир – не потусторонний
К вере, перекрестившей нас
И дающей осознавать,
Что твой мир за тем перекрестьем
Только маленькое предместье,
Что на карте не увидать!..


* * *
Без конечного нет бесконечного,
И условна длина мгновения…
Мир конечен лишь в измерении,
Человеческим взглядом очерченном.
Бесконечное – не охватишь,
Потому оно – незаметно!
Если на географической карте
Все рассчитано до миллиметра,
То подобной карты Вселенной
Быть по сути своей не может.
Но и в этих масштабах все же
Где-то есть потолок и стены…


* * *
Когда есть все, не надо ничего,
Но все без ничего не существует,
Поскольку ощутил на своей шкуре,
Что тяжело тогда, когда легко
Досталось опрометчивое счастье,
Как холостому выстрелу – прицел…
И бесконечность не разбить на части,
Где все и ничего – в одном лице!


* * *
Сам с собою – один на один…
Но себя одного – маловато.
Даже стих, что себе посвятил,
Не находка скорей, а утрата.
Даже если в пространстве зеркал
Я своё отраженье размножу,
То получится только вокал,
И ансамбль состояться не сможет!..

* * *
Я сам себя у памятника жду,
Как мозг неприходящего в сознанье,
Как призрак внетелесного изгнанья,
Что преступил заветную черту,
Неважно – изнутри или извне –
Я эту тонкость знать не удосужен,
Как памятник, поставленный не мне,
Да и еще прижизненный, к тому же…


* * *
Я сегодня узнал, что могу быть иным,
Впору себя с собою знакомить,
С оппонентом, который в корне
Не терпит суждений со стороны,
Тем более со стороны самого себя.
А значит не избежать знакомства,
После которого отречется
Кто-то из нас от второго «Я»…


* * *
Как мне не хватает порой
Того, у кого «не хватает»…
Безумно осточертевает
Быть умным в личине земной.


* * *
Там, где висит в музее,
К примеру, поздний Шагал,
Я – обычный Андреев,
Что б там ни написал.
Не обладаю умением,
В отличье от мастеров:
Сначала быть своевременным,
А уже поздним – потом!


* * *
Люди творческие и знаменитые:
Взять для рифмы хотя б Парацельса и Цельсия,
Не страдали от комплекса неполноценности,
А, напротив, скорее всего испытывали
Комплекс той полноценности, где прагматизм
Их был отдан на благо всего человечества
И где высшая цель – это не компромисс...
Ибо, как бесконечность везде бесконечна,
Так и людской неизбежен талант:
Аж до мозга костей человечьего мозга
«Звездных» мыслей заложник и их арестант!
Даже будь сверху лысина, а не прическа,
Личность не приукрасить и не умалить,
Личность – это есть личность, ни мало, ни много...
Пусть во имя её не слагают молитв,
Но она, безусловно, помечена Богом!..


* * *
Роль гения и гениальность
Актера могут совпадать,
А вот талантливо бездарность
Сложней, чем гения, сыграть.


* * *
Страшней предательства ученика
Бывает лишь предательство учителя.
Так скрипка остается без смычка
Или детей лишаются родители…

* * *
А пока апокалипсис из окопа
Наблюдает за людьми перед атакой,
Я, естественно, в ответ желаю, чтобы
Перед ним мы не испытывали страха.

И хотя одновременно понимаю
Всю наивность мною данного ответа,
Где-то чувствую за мозговою гранью,
Что бывает и счастливый конец света.
* * *
Я спутал «Оптику» с «Аптекой»,
Глазные капли пил, рыдая
Над Библией в библиотеке
По Поводу того, что рая
Мне не достичь, поскольку – грешен,
Поскольку от созданья мира
Нас, грешников, не стало меньше,
Что сотворить себе кумира
До крайности необходимо
Тем, кто себя относит к людям!..
Нет, без кумиров не хотим мы
Существовать, как торт на блюде
Собственноручного замеса:
Заложники чужих рецептов,
Отходим на второе место.
Уж если нас и Бога церковь
Связует, а не разделяет,
То почему никто не видел
Вместо молитв и подаяний
Эти связующие нити?..
Неужто ты и впрямь не можешь
Быть без посредников, Всевышний!
Ты ведь единственный не должен
Нам ничего за право жизни,
Дарованной тобой когда-то
И продолжающейся ныне,
Где верноподданные даты,
Как будто вешки временные,
Историю сопровождают,
Где без предательства Иуды
Кумиры, становясь вождями,
Уже кумирами не будут!..
Но мы насотворяем – новых:
Пусть свято место не пустует,
Покуда вдумчивый астролог
Не вычислит, когда наступит
Эпоха нового мессии,
Чтоб, на себя не полагаясь,
Продемонстрировать ментальность
Подобострастного бессилья!..

* * *
Тебя я чувствую наизусть,
И разночтения не бывает.
Ведь если ночью тебе не снюсь,
То днем чего-то мне не хватает…


* * *
Грудная клетка отличается от лестничной,
Как сердца стук от стука каблуков…
И запах приближающейся женщины –
Как болеутоляющий укол!..


* * *
О.М.
Стесалась «решка» до «орла»
И перестала быть в монете
Одной из двух сторон, что вместе
Вершат великие дела.
Не важно, была ль серебром
Потеря, иль простою сталью,
Уже монета на ребро,
Чтоб покуражиться, не станет.
Зато теперь она моя:
Никто и никуда не денет.
Материальней бытия,
Она теперь дороже денег!


* * *
Соперники не вышли на дуэль,
И вместо них стрелялись секунданты.
Храните честь: циничней нет расплаты
Рассчитываться ранами друзей!


13

© Січеслав 2004–2007